spiteful-spiteful
Это была не вакансия, а мечта. Крупная фирма, зарплата в три раза больше прежней, отдельный кабинет. Да и добираться удобно. После того как в связи с кризисом меня уволили, я полгода рассылала свои резюме куда только можно, а тут звонок подруги: Приходи на собеседование, тебя возьмут, не сомневайся, только…
Со слов подруги, главный директор немного со странностями. Гм, когда в кошельке денег кот наплакал, кажется, что все странности чепуха по сравнению с грядущей нищетой.
И вот я в кабинете «Большого Босса». Собеседование прошло гладко. Я не заметила никакого подвоха. Напротив, перспективы казались самыми радужными. Вячеслав Юрьевич лично познакомил меня с сотрудниками, проведя через огромную комнату, разгороженную на маленькие отсеки, отворил стеклянную дверь в дальнем конце:
-А это, Дарья, Ваш кабинет.
Светлая офисная мебель, огромный стол буквой «Г», компьютер, угловой диванчик с низким столиком. Если опустить жалюзи на стеклянной стене отделяющий мой кабинет от остального офиса - полная уединенность. Звукоизоляция абсолютная.
-Две недели испытательного срока, а потом подписываем договор. Приступайте,- с этими словами Вячеслав Юрьевич удалился.
Я легко вошла в ритм работы, разобралась с бардаком оставленным предшественником, перезнакомилась и передружилась с подчиненными, принесла из дома кактус, пару эстампов и высокую вазу. Я была уверена, что место моё. На работу как на праздник – это поговорка про меня.
Через две недели, в конце рабочего дня Вячеслав Юрьевич вызвал меня к себе по внутреннему телефону и вручил конверт с первой зарплатой.
-Вас устраивает? Вы всем довольны?
-Да, Вячеслав Юрьевич.
--Я следил за Вами, за такой короткий срок Вы достигли хороших результатов. Вы нам подходите
(моё сердце радостно забилось)
-Здесь подготовлен трудовой договор. Но прежде чем подписать его, Вы должны ознакомиться с некоторыми правилами. Я человек строгих понятий, я спрашиваю со всех своих подчиненных. А с начальников отделов вдвойне. Дарья, Вы как главный менеджер отвечаете не только за себя, но и за тех, кто работает под Вашим началом. Согласны?
-Да. Вячеслав Юрьевич, согласна, любые штрафы…,-пролепетала я.
-Штрафы? Нет, я не буду наказывать Вас рублем. Я говорю о совсем другом наказании. Если мои указания не доходят через уши, я делаю внушение через другие места…
(я по- прежнему не понимала о чем идет речь и слушала затаив дыхание)
-За просчеты, ошибки, промахи я буду Вас пороть.
-Что?Как??,- я была в ужасе.
-Как? Очень просто, как пороли нерадивых учеников раньше. Ремнем, розгой, стеком. Я должен жестко относиться к Вам, чтоб Вы в свою очередь строже требовали со своих сотрудников. За их просчеты получать по своей попке будете Вы. До конца рабочего дня еще час, пойдите, подумайте, если мои условия Вас не устраивают, не держу. Если согласны, – через час подписываем договор.
До своего кабинета я шла как в тумане, не реагируя на вопросы. Пороть. Меня, взрослую женщину пороть? Да как он мог?! Он просто извращенец! Ни за что! Мысли путались.
Сев за стол я поняла, что до сих пор сжимаю в руке конверт. Открыла…о, боже…веер купюр разлетелся по столешнице. Заплатить за квартиру, отдать долги, помочь родителям, новые туфли, абонемент в спортзал…Я богата!
Но смогу ли я дальше работать здесь на новых условиях? Через час я стояла на пороге директорского кабинета: Я согласна, Вячеслав Юрьевич.
-Я так и думал. Теперь обговорим детали.
Деталей было множество. Во-первых, дресс - код. В рабочее время никаких брюк. Только юбка. Никаких колготок, только чулки, с поясом или без. Трусики и бюстгальтера исключаются. Туфли на высоком каблуке.
-Вы должны выглядеть по деловому, но от Вас должны исходить флюиды сексуальности. Вы общаетесь с клиентами, а им нравится видеть перед собой не только специалиста. Но и красивую женщину.
-Во-вторых, наказывать на первых порах я буду сам. В Вашем кабинете в конце рабочего дня. Тогда наутро, быть может, Вы будете более сосредоточены. В-третьих, чтоб Ваше кресло не доставляло Вам особых неудобств, в будни наказание не будет слишком суровым. Вот, взгляните…
На этих словах директор вытащил из ящика своего рабочего стола странный предмет. Это выглядело как пластина примерно 10 на 20 сантиметров, прикрепленная к рукояти. Пластина была гибкой и упругой, когда шеф хлопнул ею по ладони, раздался звонкий хлопок, я съежилась…
-Не надо бояться, всего лишь шлепалка для небольших внушений. Ну а перед выходными, чтоб у Вас было время прийти в себя, применяются инструменты пожестче.
На столе появились плетка с множеством узких ремешков, гибкий пластиковый прут с кожаным ремешком на конце и метровой длины цилиндр, в котором оказались тонкие ветки
-Розги,- с ужасом подумала я.
В заключение шеф выложил несколько вибраторов разных размеров: Дарья, женщины часто думают не тем местом, которым нужно. И, чтобы занять это место делом, нужны соответствующие методы. Вы практикуете анальный секс?
-Нет, - мой голос дрожал.
-Теперь будете. Допустим, вот эта анальная пробочка поможет Вам в течение дня помнить, что все поступки могут иметь неприятные последствия для Вашей попки. Ну-с, перейдем от теории к практике? Кстати. Все эти приспособления будут храниться в Вашем кабинете.
Шеф сложил устрашающие орудия в сумку, вручил ее мне и пошел вперед. Я поплелась следом на подкашивающихся ногах.
В моем еще недавно казавшемся таким уютным кабинете Вячеслав Юрьевич сел на диван. Я замерла в нерешительности.
-Раздевайтесь,- последовал приказ. Я колебалась,- Немедленно,- теперь в голосе звенел металл. Поставив сумку, я судорожно стала стягивать колготки и чуть не упала, потеряв равновесие. Директор усмехнулся: Теперь Вы видите, почему я настаиваю на отсутствие белья и чулках. Пиджак можете оставить.
Короткий пиджак ничего не прикрывал. Я стояла перед чужим человеком полуголая.
-У Вас чудесно краснеют ушки. Дарья. Теперь уберите со стола все лишнее, лягте на него грудью, руками возьмитесь за противоположный край. Так, ноги пошире. Хорошо.
Как во сне я выполняла команды . Сейчас, вот сейчас…В голове металась одна мысль. С места Вячеслава Юрьевича прекрасно было видно мои раскрывшиеся прелести, гладко эппилированую киску, колечко ануса. Мне казалось, что его взгляд обжигает. Против воли я вдруг почувствовала прилив желания. Мне было стыдно, но в тоже время хотелось, чтобы он смотрел.
Когда горячая сухая рука шефа сжала мою промежность, у меня вырвался стон.
-О. Дарья, да Вы никак разгорячились? Ничего, шлепалка сейчас Вам напомнит, о чем следует думать…
И буквально в туже секунду боль заставила меня вскрикнуть. Удар пришелся по правой половинке. Я попыталась сжаться, заерзала. Но рука директора прижала мою талию к столу: Не дергаться! И не визжать!
Удары поочередно попадали на полушария. Правое. Затем левое. Я не могла ни о чем думать кроме боли. Я не могла считать, сколько их было. И каждый следующий, казалось, был сильнее предыдущего. Я уговаривала себя расслабиться, надеясь, что так будет легче. Но снова сжималась. Я не сразу поняла, что удары прекратились и рука шефа осторожно гладит мою горящую попу.
-Почти все. И не стоило нервничать, - пальцы Вячеслава Юрьевича. переместились на половые губы. Проникли внутрь,- Дарья, а ведь Вы обманываете, посмотрите-ка, пизденка вся мокрая…
Я и правда чувствовала, что хочу. Хочу прямо здесь и сейчас. Что бы на этом столе, человек, только что наказавший меня так больно и унизительно, сейчас же меня трахнул. Я подалась навстречу ласкающей меня руке.
-Э, нет. Еще не сейчас. Ну-ка теперь ноги пошире…
Не понимая, что меня ждет, я выполнила приказание. И тут же яростная боль обожгла мою промежность. Один, другой, третий. Удары были снизу, прямо по половым губам. По клитору. Слезы брызнули из глаз…
Мое лицо было мокрым, когда я почувствовала грубое вторжение в мое пылающее влагалище. Во мне поднялась волна возбуждения, я сама подавалась навстречу члену. Мне хотелось еще и еще. Оргазм потряс меня своей яркостью. Но в полной мере насладиться им было не дано. За волосы жесткие руки развернули , поставили на колени и сперма залила мое лицо. Кончив, шеф небрежно оттолкнул меня. Взял из коробки на столе несколько влажных салфеток, привел себя в порядок и вышел, бросив мне: Приберитесь здесь, Дарья.
Я стояла на коленях посреди своего рабочего кабинета, голая по пояс. Мое лицо было мокрым и липким, на губах был вкус спермы. В зеркальной дверце шкафа отражались алые исхлестанные ягодицы. Половые губы были припухшими. На полу рядом лежала шлепалка. Я бережно подняла ее и поднесла к губам и прошептала:
-Я буду стараться, чтоб остаться в этой кампании…