spiteful-spiteful
Стемнело быстро. Дворники размазывали мокрый снег по стеклу. Фонари, казалось, вытягивали остатки света, вместо того, чтобы помогать автомобилистам, решившимся в такую погоду выехать из дома. А скоро, на проселке, куда свернула машина, даже эти тусклые очаги цивилизации пропали. До деревни, где стоял коттедж Николая отставалось чуть больше пять километров и он уже предвкушал вечер в кресле с бокалом виски. Обязательно завернувшись в новый кардиган поверх свитера. И несколько пар носков надеть. И тогда никакая непогода не страшна. Думать о покупках лежащих на заднем сиденье было приятно.
Сколько себя помнил, Николай не любил холод. Когда других детей заставляли силком надеть свитер, он натягивал два. И искренне недоумевал, зачем мерзнуть? Вот и сейчас, в начале осени он ехал из торгового центра с вязаными обновками. Примерить, выбрать самое уютное, и дремать, сквозь ресницы чувствуя жар от огня в камине.
Внезапно, какая то тень бросилась под колеса, резкий визг тормозов, поворот руля и вот джип стоит в уткнувшись носом в кусты. «Собака. Кажется собака», - мысленно выругавшись Николай открыл дверь автомобиля. Хорошо, что не поверив прогнозу погоды, он выбрал для выезда в город хорошие ботинки на толстой подошве.
Раздвинув ветки, он вышел на дорогу. И сразу не понял, что грязное существо в бесформенных тряпках на самом деле - девушка. «Господи, только бы жива». Подхватив находку он в считанные секунды оказался у машины. Забрался вместе с ней на заднее сиденье. Перегнулся, включил на максимум обогрев салона, и стал срывать то, что когда-то могло называться одеждой. Из-под лохмотьев показались синяки и царапины покрывавшие совсем ледяную на ощупь кожу. Ткань с трудом отрывалась от ссадин, кое-где проступили капли крови. Девушка застонала, но в себя не пришла.
Николай прекрасно знал, что все советы растирать обморожения снегом или тканью – не более чем заблуждение, так можно еще больше повредить. Следует закутать пострадавшего в теплое и оставить отходить самостоятельно. К счастью, сегодня в теплой одежде недостатка небыло. Ноги девушки лежали у него на коленях. Под голову он подсунул свой свитер. Сначала термобелье из микрофибры. Точно такое как высокотехнологичная японская нация изобрела для зимней олимпиады. От самых пяток до шеи пластичный материал скрыл замерзшую фигуру. Теперь, острожно натянуть флисовые брюки от спортивного костюма. Мягкие и пушистые, конечно довольно большие размером, но выбирать не приходится. Пальцы, превратившиеся, казалось, в ледышки скрылись под махровыми носками. Николай подумав заправил штанины в резинки носков и сверху надел еще одни, вязаные, длиной почти до колена. Толстовка от костюма надевалась через голову, но справились и с этим. Мужчине даже показалось, что его нежданная находка чуть помогает, спеша скорее укрыться в тепле. Теперь свитер, рельефная вязка, с очень высоким горлом, чуть грубоватая верблюжья шерсть. Капюшон толстовки все еще был на голове девушки и теперь из толстого кокона были видны только закрытые глаза и кончик носа. Ладошки спрятались в рукавах, но сверху натянулись варежки, сначала потоньше, из бархатного кашемира, а сверху толстые из меха, больше похожие на рукавицы Деда мороза. «Тепло ли тебе, девица…» ,- пробормотав слова детской сказки Николай достал из фирменного пакета стеганные куртку и брюки в которых собирался гулять по саду. У костюма была пушистая подстежка из натуральной овчины. Даже закутанные руки и ноги легко прошли в рукава и брючины. Застегнув клепки Николай посмотрел в лицо девушки. Он прижимал ее к себе и пытался понять начала ли кровь возвращаться в отмерзшие конечности. Чуть покачивал большой кокон с чуть не потерянной жизнью в центре. Словно почувствовав взгляд девушка открыла глаза. Ярко голубые глаза из старого фильма про Настеньку и Морозко.